ПОИСК
 



КОНТАКТЫ

Творческий союз тех, кто не хочет творить в стол.
Email: ne-v-stol@yandex.ru

WMID: 251434569561

 

 

УВЕДОМЛЕНИЕ О РИСКАХ

Предлагаемые товары и услуги предоставляются не по заказу лица либо предприятия, эксплуатирующего систему WebMoney Transfer. Мы являемся независимым предприятием, оказывающим услуги, и самостоятельно принимаем решения о ценах и предложениях. Предприятия, эксплуатирующие систему WebMoney Transfer, не получают комиссионных вознаграждений или иных вознаграждений за участие в предоставлении услуг и не несут никакой ответственности за нашу деятельность.

Аттестация, произведенная со стороны WebMoney Transfer, лишь подтверждает наши реквизиты для связи и удостоверяет личность. Она осуществляется по нашему желанию и не означает, что мы каким-либо образом связаны с продажами операторов системы WebMoney.







Главная / Нестандартная литература / ТЕХНОГЕНЕЗ И СТРАТЕГИЯ развитиЯ приборостроения В РЕГИОНЕ

ТЕХНОГЕНЕЗ И СТРАТЕГИЯ развитиЯ приборостроения В РЕГИОНЕ

И.БалахоноваБалахонова И.В., к.э.н., доцент, директор Центра «Платон»,

Волчков С.А., Главный специалист Центра «Платон»

 

«..Та политика , которая способствует повышению

производительности, хорошая политика..» Майкл Портер

 

В продолжение темы модернизации экономики России авторы статьи (Балахонова И.В., Волчков С.А.) рассматривают условия, которые могут помочь отечественным предприятиям вернуть лидерство на глобальном рынке высокотехнологичной продукции. Многими  модернизация воспринимается как задача федерального центра, где провинция видится ими как наблюдатель выполнения данной задачи. В противовес данному взгляду авторы статьи делают акцент на задачах ускорения модернизации в отдельном регионе (на примере развития приборостроительного кластера Пензенской области). На региональном уровне для целей модернизации необходимо постоянно выполнять следующие задачи:С.Волчков

- развивать научно-техническую прослойку российского общества (с целью повышения технологической и организационной культуры различных секторов нашей экономики);

- формировать эффективные инновационные кластеры (в т.ч. Пензенского приборостроительного кластера), которые должны реализовывать синтез научной, промышленной, экономической и социальной политики в регионах,

- дополнять текущую государственную стратегию «Либеральная инновационная политика – инновации снизу» элементами «Административной инновационной политики – инновации сверху», т.е. осуществлять «Гибридную инновационную политику», где у государства активная позиция в области модернизации экономики (если не на федеральном,  то  на региональном уровне);

- способствовать организации сетевого сотрудничества ключевых специалистов в рамках инновационных кластеров.

Техногенез и место России на рынке высоких технологий

 

Слово «техногенез» происходит от двух слов: техно – техника, ремесло; и генез – возникновение, появление, развитие. Само понятие «техногенез» определяется как развитие техносферы (искусственной части биосферы Земли). Вернадский В.И. считал [1], что в современную эпоху биосфера Земли вступает в новую фазу своего развития в Ноосферу, когда интеллектуальная деятельность человечества становится решающим фактором в биосфере, влияющим на геологическое развитие Земли. Материальное проявление интеллектуальной деятельности человечества становится техносфера, которая в свою очередь развивается под влиянием техногенеза. Таким образом,  c понятием «техногенез» связаны: технологические уклады общества (сумма технологий); инновации – т.е.появление совершенно новых технологий и инновационных продуктов; выход новых технологий на пик отдачи (коммерциализация); жизненный цикл технологий, на последних стадиях которого происходит постепенная замена технологий новыми. Способность к быстрому техногенезу (т.е. быстрой смене поколений техники) определяют технологическое лидерство той или иной страны. В настоящее время, в подтверждение идей Вернадского, техносфера приобретает глобальный характер. Технологии и новые инновационные продукты  в равной мере используются во всех странах современного мира, но  техногенеза в области появления инновационных продуктов проявляется чрезвычайно не равномерно. Ряд стран находятся в первых рядах техногенеза, другие плетутся в хвосте данного процесса, третьи вообще являются всего лишь зрителями в сумасшедшей гонке техногенеза. Но даже среди тех стран, которые вроде бы оседлали волну техногенеза  идет острая борьба за лидерство в глобальной технологической конкуренции. Страны, позиции которых ещё вчера казались непоколебимыми, начинают уступать в технологической гонке новым странам из новых регионов.

Техногенез позволил повысить с начала XX века уровень душевого валового продукта более чем в 100 раз (с 37 $ на человека в 1900 г. до 4170 $ в 2011 г. в сопоставимых ценах). Тем самым в истории повысилось благосостояние населения всего мира.  Однако развитие техносферы ведет человечество к огромным рискам технологических катастроф, которые затрагивают не только само человечество, но и всю биосферу Земли, а также влияет на геологические сдвиги в планетарных масштабах. С другой стороны, только появление новых технологий может дать ответы на современные вызовы, связанные с техногенными катастрофами масштаба Чернобыль и Фокусима I.

Сейчас техногенез во многом ассоциируется с рынком высоких технологий. На конец 2011 г. мировой рынок высоких технологий составляет порядка 3 триллионов долларов США в год (из 25 трил.$ валового мирового продукта – ВМП). Для сравнения – рынок энергетических ресурсов оценивался в 2011 г. в 0,7 триллионов долларов США (т.е. соотношение рынка хай-тека к рынку энергоресурсов – 4:1). К 2030 г. рост рынка энергоресурсов прогнозируется до уровня 1,2 триллионов долларов США, тогда как рынок высокотехнологической продукции вырастет до 10-12 триллионов долларов, т.е. соотношение будет уже 10:1 [2]. Причем львиную долю высокотехнологичного рынка составят информационные технологии (приборостроительная отрасль практически на 100% станет вариацией на тему «Вычислительная техника», т.к. приборы станут интеллектуальными).

Рынок высоких технологий – это глобальный рынок, в котором нет места узким национальным нишам. В России за 20 лет (с 1992 по 2012 гг.)  создалась экономика, которая стала ограниченной частью мировой в основном за счет разработки природных ресурсов. Почти 30% ВВП России – это результат продажи на мировом рынке газа, нефти, металлов, леса и других сырьевых продуктов или продуктов первого передела. Ещё 38% ВВП России приходится на сектор инфраструктуры. В процессе встраивания экономики России в глобальное разделение труда выживали наиболее ликвидные отрасли народного хозяйства (в основном в сырьевых отраслях). Отечественные отрасли, которые можно было отнести к рынку высоких технологий, сворачивались. Причем погибали высокотехнологичные предприятия, которые не смогли найти свое место в новом глобальном мире. В некоторой степени удалось выжить предприятиям ВПК (военно-промышленного комплекса), но и на этих предприятиях объемы выпускаемой продукции сократились примерно в 5-10 раз по сравнению с серединой 80 гг. XX века. 

Рис.1 – Динамика доли производителей высокотехнологичной продукции в мире (способность к техногенезу)

Таким образом, за 20 последних лет экономика России пережила масштабную деиндустриализацию. Мы потеряли лидерство в техногенезе во многих отраслях промышленности. Произошло тотальное упрощение структуры отечественной промышленности. В настоящее время Россия зависит не только от импорта современных технологий и сложной продукции (т.е. продукции на рынке высоких технологий), но и от импорта потребительских товаров. Доля России на рынке высоких технологий снизилась до символических 0,3% (см. рисунок 1), и сохраняется только за счет продукции ВПК, ядерного и космического секторов экономики [3]. Если данный процесс упрощения отечественного производства продолжится, то через 20 лет мы будем только зрителями в техногенезе. А ещё через 20-40 лет природные богатства нашей страны перейдут под международный контроль тех стран, которые будут лидировать в техногенезе.

Потеря способности к быстрому техногенезу может привести Россию к утрате  территорий, на которых добываются энергоресурсы (см. Рисунок 2). Прогноз специалистов Российской Академии Наук согласуется с выводами Гумилева Л.Н. об этногенезе [4]: когда упрощение - это признак упадка этноса, который может привести к гибели данного этноса (из-за распада на субэтносы и под влиянием давления более динамично развивающихся соседей). 

 

Рис.2. – Результаты реализации инерционного сценария при потери Россией способности к быстрому техногенезу (по данным РАН [2])

Для того, чтобы выжить в новом глобальном мире России нужна новая экономика, с промышленностью, способной к быстрому техногенезу. Это экономика, работающая на современной технологической базе и непрерывно совершенствующая данную технологическую базу за счет выстроенных механизмов постоянного обновления технологий и линеек выпускаемой продукции на уровне каждого предприятия, которое работает на рынке высоких технологий. Для этого необходимо привлечь все возможные интеллектуальные, материальные и кадровые ресурсы. Но для того, чтобы отечественная экономика стала вновь способна к быстрому техногенезу в мировом масштабе мы в России должны решить не только экономические задачи, но и подкрепить их решением социальных задач (в области выхода Российского суперэтноса на новый подъем).

Россия должна вернуться на ранее занимаемое ею место в международном разделении труда как владелица постоянно обновляющихся передовых технологий в ряде отраслей, таких как: авиационная промышленность, космическая промышленность, атомная промышленность, ВПК, нанотехнологии, высокотехнологичная химия, информационно-коммуникационные технологии [3]. Причем практически каждая из вышеперечисленных отраслей связана с созданием и развитием интеллектуальных приборов, т.е. входит в область приборостроения на современной технологической базе, где отечественное приборостроение не только эффективно потребляет современные инновации, но и порождает их в массовом порядке. Таким образом, место России в будущем мире будет зависеть от того, смогут ли наши приборостроительные предприятия  разных отраслей оседлать современный техногенез.

Развивая передовые предприятия в области высоких технологий, Россия должна решить и глобальную социальную задачу развития научно-технической прослойки Российского общества и формирования пространства для реализации его творческих амбиций. Данная научно-техническая прослойка призвана сдвинуть и традиционные сектора нашей экономики, где технологическая и организационная культура застряла в прошлом веке (это в первую очередь – строительство и транспорт [3]). Одним из методологическим обеспечением способности нашей экономики к быстрому техногенезу является развитие производственной логистики.

Федеральный и региональный уровни  развития  приборостроения

 

Переход на новую экономику является в России задачей не только федерального центра, но и каждого региона страны. В Пензенской области принята стратегия инновационного развития региона  в соответствии со стратегией экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года [5], в которой определенное место занимает развитие приборостроительного кластера в нашем регионе.

Сейчас развитие экономики каждого региона России и экономики страны в целом происходит в условиях взаимодействия двух противоречивых тенденций:

  • с одной стороны, процессы глобализации диктуют необходимость унификации и  единообразия  в разных условиях хозяйствования;
  • с другой стороны, именно разнообразие региональных особенностей и сложившихся специфических условий в каждом отдельном крае, обеспечивают конкуренцию региональных моделей инновационного развития бизнеса, что приводит к возрастанию роли регионов в осуществлении инновационной деятельности в масштабах экономики всей страны.

Цель научно-технического развития предприятий в регионе в конечном итоге – это повышение конкурентоспособности данных предприятий («Неважно, что выпускать, какой продукт, важно, как вы конкурируете с аналогичными производителями на рынке» [6]). Конкурентоспособность позволяет выйти на высокие зарплаты. Богатство региона определяется производительностью предприятий в регионе.

Конкурентоспособность современной экономики – экономики, ориентированной на знания, зависит не только от технических достижений, изобретений (т.е. создания знаний в области техногенеза), но и от  коммерциализации результатов научно-технических разработок, а также от внедрения организационных и маркетинговых инноваций в производственно-сбытовых процессах [7].  При формировании инновационной стратегии развития региона необходимо учитывать, что в настоящее время любая отрасль в экономике  сейчас высокотехнологична и требует высоких навыков, квалификации.

Для России (как и для всех развитых стран) характерно трехуровневое формирование инновационной политики, включающей в себя региональный компонент (на уровне правительства Пензенской области), федеральный компонент (на уровне федерального правительства), а также наднациональный компонент (например, на уровне объединения всех страны СНГ – Евразии).

Федеральному центру принадлежит приоритет:

  • в области финансирования фундаментальных исследований (например, проект в Сколково);
  • в области финансирования подготовки научно-технических кадров (в том числе для сферы исследований и разработок);
  • в области смягчения диспропорций технологического и инновационного развития отдельных регионов.

Региональный компонент все в большей мере приобретает структурный, а не перераспределительный характер. Регионы (в т.ч. и Пензенская область)  в большей степени проводят в жизнь политику распространения инноваций с фундаментального на прикладной уровни. Причем нововведения, которые призваны регулировать региональная инновационная стратегия, можно разделить на следующие виды:

  • высокие инновации (которые базируются на прорывные фундаментальные исследования);
  • имитационные инновации (которые связаны с национальным освоением направлений, пионерами в которых явились другие страны и регионы, или другие отрасли);
  • рационализация на уровне отдельных продуктов и технологических процессов.

Усиление роли регионального уровня проявляется и в том, что проблемы научно-технического развития регионов решаются при тесном взаимодействии местных властей с федеральным центром (в т.ч. и для консолидации бюджетов для прорывных проектов), и при налаживании региональными правительствами контактов на субрегиональном уровне (в том числе с зарубежными партнерами).   Местные власти имеют (или должны иметь) наиболее точное представление о структуре и направлениях развития  и о научно-техническом потенциале своего региона. Главной задачей региональной инновационной стратегии является повышение конкурентоспособности всех отраслей, представленных в экономике данном регионе. Проблема же конкурентоспособности состоит в том, чтобы повысить уровень технологии и квалификации исключительно во всех предприятиях региона (из разных отраслей). А конкурентоспособность предприятия зависит от производительности труда на нем. Если производительность низкая, то данное предприятие не конкурентоспособно.

Инновационная деятельность по своей природе тяготеет к децентрализации в управлении, и ее эффективность повышается при приближенности источников (формирующих новые знания в техногенезе) и получателей новых технологий. Региональные власти должны способствовать сокращению разрыву между источниками новых знаний и предприятиями-потребителями нововведений (разрыв носит во многом не географический, а ментальный характер).  На региональном уровне  должен происходить процесс синтеза научной, промышленной, экономической и социальной политики в форме специфических образований, получивших название инновационных кластеров, с целью создания и поддержания среды, благоприятствующей  активному использованию нововведений, способствующих повышению производительности на предприятиях региона. Лидеры рейтингов конкурентоспособности в техногенезе  – США, Швейцария, Сингапур, Дания, Швеция, Финляндия, Германия, Нидерланды, Великобритания, Южная Корея, Япония (которые определили высокие показатели – см. Рисунок 1) проводят активную кластерную политику. По примеру стран-лидеров техногенеза  государственная поддержка кластерных инициатив и формирование инновационных кластеров осуществляется в Индии, Китае, Австрии, Индонезии, Малайзии, Мексике, Чехии, Казахстане и др.

В России на конец 2011 г.  можно отметить следующие проекты по созданию  региональных кластеров для реализации высоких и имитационных инноваций:

  • Нижнекамский нефтехимический кластер,
  • кластер Нижнего Приангарья,
  • автомобильные кластеры в Татарстане и Самарской области,
  • Санкт-Петербургский морской кластер,
  • Ивановский текстильный кластер,
  • кластер переработки титана («титановая долина» в Свердловской области),
  • инновационный кластер на базе университетского комплекса г. Томска и др.

В Пензенской области также объявлено о создании ряда кластеров: мебельного, кондитерского, приборостроительного и др. Но кроме приборостроительного кластера остальные Пензенские кластерные инициативы можно отнести  к уровню «рационализация». Только в области приборостроения в Пензенской области возможны высокие инновации.

Альтернативные оценки инновационности регионов России

В настоящее время в России существует несколько альтернативных оценок инновационности регионов России. С точки зрения авторов данной статьи основным критерием эффективности любой региональной инновационной стратегии - это воздействие на производительность труда на предприятиях в регионе. Если есть рост производительности труда, то это свидетельствует о внедрении инноваций в разных сферах экономики предприятия. Итак, рассмотрим два рейтинга инновационности.

Национальная ассоциация инноваций и развития информационных технологий (НАИРИТ) представила свой рейтинг инновационной активности регионов 2011 года. Целью данного рейтинга является определение регионов, демонстрирующих лучшие показатели в области стимулирования развития науки и инновационной сферы [7].

В исследовании приняли участие 83 субъекта РФ. Лидером рейтинга, как и в 2010 году, стала Москва. Второе место заняла республика Татарстан (в 2010  году 4 место в рейтинге). Пензенская область заняла в данном рейтинге достаточно высокое 10 место (в 2010 – 14 место), опередив такие крупные регионы как Московская, Пермская и Свердловская области (см. рисунок 3).

 

Рис. 3 – Регионы из зона высокой инновационной активности и регионы из зоны средней инновационной активности

Главным «неудачником» данного рейтинга в 2011 году считают Московскую область, которая упала в рейтинге на 17 позиций (с 2 места в 2010 до 19 в 2011 гг). Наиболее высокие темпы роста инновационной активности в этом году продемонстрировал Ямало-Ненецкий автономный округ, который смог подняться в рейтинге сразу на 25 позиций. Возникает вопрос: «Неужели в Московской области за год резко упала производительность труда на одного работника, а в Ямало-Ненецком автономном округе она также резко выросла?». Ничего подобного не произошло. Данный рейтинг отражает не рост производительности труда в отраслях экономики регионов (благодаря внедрению инноваций), а активность чиновников в представлении своих регионов (т.е. данный рейтинг носит больше маркетинговый характер).  

Для более  точной оценки достигнутого уровня инновационного развития региона предлагаем воспользоваться  методологией инновационного бенчмаркинга, которая позволяет сформировать инновационный индекс того, или иного региона [8].

На рисунке 4 приведена модель формирования инновационного индекса регионов, использующая частные и суммарные индексы, которые группировались по трем направлениям: «Ресурсы», «Процессы (Масштабы)», «Результаты». Причем на уровень результативности региональной инновационной политики влияет рост производительности в разных отраслях экономики региона. Использование комплексной процедуры инновационного бенчмаркинга позволяет осуществить ранжирование регионов России по уровню развития регионального научно-технологического комплекса, и далее провести анализ причин, обусловивших существующий уровень инновационного развития региона.

 

 

  

 

 

Рис. 4. - Модель формирования инновационного индекса регионального инновационного кластера.

На рисунке 5 приведена диаграмма рассеяния регионов по составляющим инновационного индекса (взято из [8]).  По горизонтали отложены значения  индекса по «Ресурсам» и «Масштабам», который можно трактовать как источник инновационного развития регионов, а по вертикали – индекс «Результаты», который можно интерпретировать как способность региона к инновационной отдаче, и наконец, размер «пузырьков» соответствует уровню развития инновационного потенциала региона.

Приведенная диаграмма показывает, что распределение инновационного индекса характеризуется несколькими значимыми выбросами и скоплением регионов в серединной области. Можно отметить, что выбросы по инновационному показателю в большую сторону соответствуют регионам Москва, Санкт-Петербург, Самарская область, Пермской области, Республика Татарстан, а в меньшую сторону – Краснодарский край и  Пензенская область.

 

 

 Отличительной особенностью лидирующей группы регионов является тот факт, что это не только традиционные центры концентрации научного потенциала (в том числе и в области фундаментальных исследований), но и реальное повышение производительности труда на предприятиях региона.

Рис. 5.-  Диаграмма рассеяния регионов по составляющим инновационного индекса [6]

Вторая группа включает в себя регионы (Московская обл., Нижегородская обл., Свердловская обл. и др.), для которых характерна неравномерность в значениях частных индикаторов. Высокие значения по показателям кадрового потенциала и масштабов инновационной деятельности сочетаются с низкими характеристиками материально-технической базы науки при проведении исследований и разработок, и сравнительно низкой результативностью инновационной деятельности (с точки зрения повышения производительности).

К третьей группе были отнесены регионы со значениями частных показателей ниже среднего (в данную группу входит Новосибирская обл., которая с точки зрения результативности инновационной деятельности считается в настоящее время депрессивным регионом).

Пензенская область была отнесена к четвертой группе регионов (куда входит ещё четырнадцать регионов России – с 70 по 83 позиции на рисунке 6). Причем отдельные территории из данной группы  очень отличаются по частным показателям от других регионов. Пензенская область характеризуется низкой результативностью инновационной деятельности и показателями масштабов инновационной деятельности при достаточно высоком инновационном потенциале (при расчете на душу населения).

 

Такое неожиданно положение Пензенской области в инновационном ранжировании регионов  по результативности объясняется ничтожной долей России на рынке высоких технологий (0,3%). Тогда как основной козырь Пензенского региона является приборостроительная отрасль. А вот эта отрасль (как в стране, так и в нашей области) находится в упадке. В 1987 г. предприятия приборостроения Пензенской области давали  почти 60% регионального валового продукта (РВП), а в России - сектор высоких технологий занимал   30% в структуре экономике. К 2011 году доля сектора высоких технологий в России сократилась до 18%, а  приборостроение нашего региона дало не более 12% РВП. Причем РВП Пензенской области с 1987 г. к 2011 г. упал почти в 2 раза в сопоставимых ценах. Т.е. отрасль приборостроения в Пензенской области за 25 лет  как шагреневая кожа сжалась практически в 10 раз.

Рис.6 – Регионы РФ с низкой инновационной активностью по данным НАИРИТ

Инновационный потенциал Пензенской области характеризуется высоким образовательным и квалификационным уровнем населения, приличным уровнем информационного обеспечения, хорошим уровнем развития инфраструктуры (особенно в области приборостроения).

Инновационное развитие приборостроительного кластера Пензенского региона

Региональные органы власти самостоятельно могут развивать только маленькие кластеры, находящиеся на периферии техногенеза (такие как мебельный и кондитерский). Приборостроительный же кластер может развиваться в регионе только при тесной поддержке федерального центра. При этом под кластерной политикой будем понимать в первую очередь мероприятия, проводимые региональными и федеральными органами власти по поддержке развития  кластера приборостроения в Пензенской области. Мероприятия включают в себя следующие меры:

  • организационное и нормативное правовое обеспечение;
  • инвестиционные и финансово-бюджетные механизмы;
  • информационно-консалтинговую поддержку кластера;
  • кадровую поддержку кластера;
  • инфраструктурное обеспечение кластера.

Цели кластерной региональной политики - повышение конкурентоспособности и инновационного потенциала приборостроительной отрасли и отдельных предприятий в регионе, развитие малого и среднего бизнеса в данной сфере.

В настоящее время федеральный центр и местные региональные власти по отношению к приборостроительному кластеру в Пензенской области осуществляет так называемую «Либеральную инновационную политику» (другое название – «Инновационное развитие снизу»), которой соответствуют следующие правила:

  • Федеральное правительство направляет финансирование на развитие технологий на отдельные приборостроительные предприятия (которые изначально были сформированы в эпоху СССР);
  • Федеральное правительство не участвует в создании инфраструктуры для приборостроительного кластера (делегируя данную деятельность местным властям);
  • Федеральное правительство создает стимулы для региональных властей, на которых лежит вся ответственность за развитие кластера. При этом федералы финансируют отдельные проекты, предоставляя специальные гранты региону на развитие малых предприятий (в частности в Пензенскую область - как депрессивный регион).

Сейчас основными инструментами поддержки развития Пензенского приборостроительного кластера являются:

  • прямое финансирование (субсидии, займы), которые достигают 50% расходов приборостроительных предприятий на создание новой продукции и  на внедрение новейших технологий в производственный процесс;
  • законодательное обеспечение защиты интеллектуальной собственности и авторских прав;
  • целевые дотации на научно-исследовательские разработки;
  • создание фондов внедрения инноваций с учетом возможного коммерческого риска.

Данных инструментов явно недостаточно, чтобы преодолеть тенденцию инерционного сценария развития приборостроения в регионе.

Приборостроительный кластер в Пензенской области начал развиваться в годы Великой Отечественной Войны. С 1950 г. по 1987 гг. в регионе открывались все новые и новые приборостроительные предприятия и Научно-Исследовательские институты. В эпоху СССР центральное правительство и местные власти по отношению к приборостроительному кластеру в Пензенской области проводил так называемую «Административную инновационную политику» (другое название «Инновационное развитие сверху»), которой соответствовали следующие правила:

  • Центральное правительство формирует общие приоритеты развития страны;
  • Затем  центральное правительство выбирает отраслевые приоритеты (с 1950г. приборостроение становится приоритетной отраслью);
  • Центральное правительство самостоятельно выбирает регионы для создания кластеров (так с 1950 гг. развитие Пензенского приборостроительного кластера было приоритетным для  государства);
  • Центральное правительство определяет объем финансирования для создания инфраструктуры для приоритетных кластеров (управляющие структуры, профильные кафедры и факультеты в региональных университетах, научно-исследовательские институты, аэропорты, дороги, электросети  и т. д.);
  • Региональные власти становились агентами федерального правительства по ускоренному развитию кластера.

В СССР основными инструментами развития  Пензенского приборостроительного кластера являлись:

  • Огромные всесоюзные проекты (типа – Ядерный проект, Космос,  проекты в области ВПК и т.д.);
  • Централизованное стратегическое планирование развитие отраслей;
  • Директивное прямое финансирование на развертывание новых предприятий и на развитие инфраструктуры;
  • Фондирование ресурсов на развитие отдельных предприятий.

По итогам анализа развития Пензенского приборостроительного кластера в эпоху СССР и в современную эпоху можно сделать вывод, что «Административная инновационная политика» государства оказалась на много эффективнее с точки зрения инновационного сценария развития приборостроения в России, чем текущая «Либеральная инновационная политика». Однако вернуться к «административной инновационной политике» Пензенская область самостоятельно не сможет, да и вся Россия (после развала СССР) скорее всего также не сможет. Однако отдельные элементы из «административной политики» можно отразить в Пензенской инновационной стратегии (которая должна приобрести  гибридный вид). Так Пензенская региональная инновационная стратегия должна в полной мере способствовать целенаправленному созданию инфраструктуры для приоритетного кластера (который ранее брал на себе федеральный центр), в том числе информационно-консалтинговое и кадровое обеспечения приборостроительного кластера в Пензенском регионе.

Эффективный вариант развития приборостроительного кластера тот, при котором группа специалистов работает вместе с другими группами экспертов для обеспечения производительного выпуска продукции на приборостроительных предприятиях. Важность кластерной модели в том, что она показывает, что создаваемая продукция, это не сам продукт, как таковой, это технология и знания по созданию данного продукта.

Экономика регионов должна базироваться не на затратной части, не на сырье, а на постоянном внедрении знаний и новейших технологий в отрасли, например, приборостроения. Именно такой подход позволит обеспечивать рост производительности на предприятиях в регионе, и в конечном итоге обеспечит рост уровня жизни населения.

Успешность определяется новой глобальной моделью конкуренции, которая имеет компонент растущего знания и навыков. Это в меньшей степени проблема размера предприятия и наличия  рабочей силы. В Китае и Индии - миллиарды рабочих, так что если что-то надо сделать, то в мире найдутся дешевые рабочие руки. Но не это нужно, чтобы преуспеть на глобальном рынке высоких технологий. Главное - уметь пользоваться знаниями и обладать высокой квалификацией и навыками. Поэтому сейчас в регионе должен идти процесс интегрируемости в приборостроительный кластер специализированных предприятий, которых поддерживает целая сеть других специализированных предприятий. Инновация уже невозможна в рамках одного предприятия, инновация должна происходить уже вместе с поставщиками, которые тоже разрабатывают новые изделия, с университетскими исследовательскими группами в области инновационных технологий, с консалтинговыми компаниями. Иными словами, необходимо теснейшее сетевое сотрудничество в рамках кластера. И это сетевое сотрудничество должна обеспечивать региональная власть, реализующая эффективную инновационную стратегию. Организация сетевого сотрудничества в области приборостроения, по нашему мнению,  – главная задача инновационной политики в Пензенской области.

Приоритеты развития и факторы успеха развития приборостроительного кластера

Региональная инновационная стратегия для развития приборостроительного кластера должна ответить на вопрос, что делает приборостроение таким важным в современную эпоху. Для этого нужно четко расставить приоритеты для развития приборостроения  в регионе (данные из [9]):

  1. Существует насущная потребность в производстве продукта приборостроения все более быстрым способом и по более конкурентным ценам. Именно по конкурентным ценам, так как конкуренты из других стран и других регионов РФ действуют в настоящее время быстрее, чем Пензенские предприятия;
  2. Существует насущная потребность в производстве товаров приборостроения лучшего качества. Это обусловлено как поведением покупателей и потребителей приборов (они становятся более требовательными), так конкуренцией в приборостроении. А преимущество здесь такое: продуманное качество экономит ресурсы предприятия;
  3. Значительно выросло осведомленность людей об ответственности приборостроительных предприятий за состояние окружающей среды (в первую очередь это касается гальванического производства и производства печатных плат). Большинство людей поняли, что наиболее важные жизненные природные ресурсы (воздух, вода и т.п.) не безграничны, и что с ними нужно обращаться бережливо и сохранять их;
  4. Существует все возрастающая потребность в понимании, что производственные мощности, заводы стали настолько сложны в своих технологических процессах, что надежность и безопасность теперь могут регулироваться только автоматизированными технологиями соответствующего уровня, обеспеченные соответствующими приборами и датчиками;
  5. Техногенез – движущая сила прогресса. В технических областях знаний за последние несколько десятилетий произошел взрыв. Никогда ранее в человеческом обществе не было разработано и стало доступным столько новых технологий и способов производства, в такой стремительной последовательности и с такими далеко идущими результатами, как на протяжении последней 50-60 лет. Многие разработчики работали и работают на переднем крае, помогая открывать новые способы измерения, исследуя более подходящие материалы, составляя алгоритмы обработки сигнала, составляя микроэлементные схемы, разрабатывая новые приборы и новые инструменты программного обеспечения, свивая сетевые структуры информационных технологий. Для того, чтобы приборостроительному предприятию сохранять мировой уровень техногенеза необходимо «бежать» в своем технологическом развитии. Те предприятия, которые останавливаются в своем развитии с течением времени становятся «мертвыми». В приборостроении действует жесткий принцип: или ты «быстрый», или ты «мертвый» [10].
  6. В приборостроении микроэлектроника и информационные технологии были и остаются основной движущей силой. Отражение принципа «быстрый или мертвый» в приборостроении - это закон Мура (который означает «удвоение функциональных возможностей на единицу площади полупроводникового чипа каждые два года»), он действовал и будет продолжать действовать, по крайней мере, следующие 15-20 лет, обеспечивая такие возможности управления процессами о которых ещё вчера специалисты даже не мечтали. Сегодня и, более того, в будущем «управление технологическим процессом» будет прежде всего означать «информационные технологии», и только затем это будут датчики и пускатели, регуляторы и сервомоторы, компьютеры и укладка кабеля, а также другие приборы. Архитектура информационных технологий в рамках предприятия, в рамках целого бизнеса будет все более возрастающим фактором.

Необходимо констатировать, что производительность на отечественных  приборостроительных заводах все еще низкая по сравнению с аналогичными предприятиями в других странах. Региональные власти должны способствовать успеху  наших предприятий, а факторами успеха в приборостроительной отрасли являются:

  1. Непрерывность управления приборостроительных предприятий, когда большинство из лиц, принимающих решения на  предприятии начинали свою трудовую жизнь вместе с данным предприятием и росли понемногу, шаг за шагом, вместе с ним, преодолевая все возможные кризисы;
  2. Существование на предприятии выраженной корпоративной культуры на базе коллективной, «зелёной системы ценностей»;
  3. Приборостроительное предприятие должно выбирать интенсивную способность к обучению и адаптации к непрерывно меняющимся внешним условиям;
  4. Предприятие должно прививать своему коллективу культуру инноваций, которая очень открыта для всего нового и достаточно терпима к ошибкам. Должны поощрять своих сотрудников на использование новинок, на разведку новых путей, на постоянный непрерывный поиск нового во всех сферах деятельности предприятия. В процессе - «новое» не означает ценность само по себе. Это – всегда открытый вопрос «А получит ли заказчик выгоду от этого?» или «А улучшится ли от этого эффективность предприятия?»;
  5. Предприятие должно быть в определенной мере очень консервативно в финансовых вопросах, и не должно торговать своим будущим ради моментальной, краткосрочной выгоды;
  6. Предприятие должно всегда привлекать самых лучших сотрудников, каких только можно найти в регионе. И именно их должно поощрять и продвигать. Давать им достаточно пространства, чтобы развернуться, давать им существенные задачи, через решение которых они смогут проявить себя (Кадры решают все!);
  7. Предприятие должно работать с самыми лучшими экспертами в разных областях деятельности, которые должны способствовать коллективу предприятия накапливать новые знания и получать навыки использования данных знаний.

Для приборостроительного кластера региональное правительство должно выступить в качестве рейтингового агентства инновационности (в т.ч. и в области рейтинговой оценки отдельных предприятий). Ввести такой маркер, как соотношение основных производственных рабочих к вспомогательным и ИТР на предприятии. Для большинства отечественных предприятий в приборостроении  такое соотношение равно 1 к 3 (т.е. на одного рабочего приходится 3 вспомогательных работников: ИТР, управленцев и т.п.). Российское государство от оборонных заводов требует соотношение 1 к 1. Тогда как на Германских приборостроительных предприятиях соотношение 1 к 0.2. Региональная система образования должна так подготовить специалистов для приборостроения, чтобы один мог заменить трех текущих специалистов на предприятии. Это возможно, если подготавливать сквозных специалистов (по конструкторской, технологической и организационно-экономической подготовке производства) вместо узких специалистов, чем занимаются в настоящее время наши региональные ВУЗы. Сквозные специалисты высокой квалификации, в совершенстве владеющие информационными технологиями (автоматизирующими большинство рутинных операций на предприятии) успешно заменят не менее трех текущих специалистов, что позволит  предприятию быстро прорабатывать и принимать решения, т.е. становиться «быстрым».

Новая инновационная экономика, которая начинает только формироваться требует новых технологий управления экономическими процессами в условиях неопределенности, как на микроуровнях (на уровне предприятия), так и на макроуровне (на государственном уровне и уровне региона). Здесь Россия традиционно сильна и наша внесистемность, которая не позволила достичь эффект в прошлом, должна стать сильным козырем для рывка  в будущем, и для выхода на реализацию инновационного сценария развития экономики как региона, так и всей страны.

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Вернадский В.И. Биосфера. – Избр.соч., т.V. М.-Л., 1960.
  1. Кузык Б.Н. Инновационное развитие России // «Экономические стратегии». – 2009 - № 01, стр. 56-67
  2.  Инновационная Россия – 2020. Проект стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года. Минэкономразвития России. – М., 2010.
  3. Портер М. Лекция для студентов и преподавателей ГУ-ВШЭ: О конкурентоспособности в России. – М., ГУ-ВШЭ, 2009 г.
  4. Рейтинг инновационной активности регионов 2011. – М, НАИРИТ, 2012 г.
  5. Эндресс К. Лекция для студентов и преподавателей ЮУрГУ и специалистов ОАО «Теплоприбор» - Челябинск, ЮУрГУ, 2011 г.
  1. Путин В.В. О наших экономических задачах – М., Газета «Ведомости», 30.01.2012 г.
  2. Гумилем Л.Н. Этногенез и биосфера Земли – Л., Гидрометеоиздат, 1990.
  1. Казанцев А.К., Никитина И.А.  Инновационные кластеры в региональных стратегиях. – С-Птб, вестник СПБГУ, 2011 г.

10.  Балахонова И.В., Волчков С.А. Быстрые или мёртвые // Методы менеджмента качества. – 2009 - №9

© Copyright 2009 Творческое сообщество!
www.webmoney.ru